?

Log in

No account? Create an account

October 2nd, 2013

Читать, думать и перечитывать, и снова думать.

Оригинал взят у bronya_bonafide в заметки о моём сегодняшнем понимании поэзии

    ***
      Всё больше ценю в поэзии сложность. Сложность картины мира и её воплощения; многомерность и многоосмысленность, двойственность и – главное – присутствие тайны. То ощущение, «когда за скобками слышится голос самого стихотворения», по выражению Михаила Айзенберга. Именно поэтому мне в последние года полтора стали близки те авторы, о которых не мог подумать, что буду перечитывать их с огромным интересом: Иван Жданов, Ольга Седакова или Мария Степанова, чьи книги на первых курсах института были прочитаны, но отложены в сторону как нечто труднопонятное. В то же время многие «кумиры молодости» отходят на второй план: от них остаётся ощущение избирательного сродства, любовь к психологической стороне – при трезвом понимании их масштаба; короче – память о тех временах, когда любил не поэзию в поэзии, а доступный смысл и пересказуемость, которые, как мне сейчас понятно, природе стихотворения как «новоотвоёванного у хаоса участка космоса» (определение О. Юрьева) противоречат.

     ***
      В то же время как критику (или, если угодно, практикующему литератору) мне часто интереснее работать с тем уровнем посредственности, где все удачи и все промахи - на поверхности. Это не означает, разумеется, что все объекты моих рецензий – посредственные авторы. Скажем, перед Седаковой преклоняешься, её опыт чрезвычайно продуктивен для стихов, но анализировать её творчество я пока не решаюсь. Инна Кабыш – меньше в поэтическом масштабе, но она как поэт доступной мысли (что мне сейчас не вполне близко) сразу рождает множество ответных мыслей и, ориентируясь на читателя, что называется, впускает его в свой мир. Она интереснее именно как объект критического анализа. Может быть, рецензия о Седаковой – более культурно осмысленный жест, но слог рецензии о Кабыш получается достаточно живым и гибким; очарование в её стихах тоже присутствует (иначе бы не имело смысла работать с текстами), но оно совершенно другого рода. И всё-таки понимаешь, что поэзия – это дама, которая может принимать разные обличья. Так же, как любовь в одном человеке может проявляться по-разному – к разным объектам.

      ***
      Сейчас я чувствую, что многим стихам, в том числе и моим двух- и трёхлетней давности, мешает стремление к внятности. От меня слишком требовали простоты мои учителя. Слава Богу, что я преодолел этот опыт. Надо было оказаться в ситуации, когда действительно не с кем говорить; в такой ситуации либо замолкаешь, либо начинаешь говорить с пустотой. Я выбрал последнее (а может быть, и не я выбрал, но ничего другого не оставалось). Произошло это, как мне кажется, во второй половине 2011 года в связи с некоторыми объективными причинами: время семинаров позади, ты вырос из них как из костюма, а внимания более взрослой аудитории ты фактически не чувствуешь, к тому же в это время произошло несколько серьёзных «встрясок вроде большого и настоящего горя». Рухнул прежний мир – нужно было выбраться из-под руин и заговорить новым голосом. Как сказал один поэт, с которым недавно я говорил о своих стихах, - «что-то главное изменилось: словно в Ваше поэтическое сознание вошло представление о Неведомом (чего раньше не ощущалось совершенно, возможно, и не было). Письмо в присутствии такого представления становится непредсказуемым (а значит, интересным)». Необходимо было заговорить ни с кем, - и преисполниться доверия к языку, к его фатальной и непредсказуемой силе, которая выводит на неожиданные повороты; к его имманентно присутствующей ассоциативной памяти, которая знает всё за тебя – и требует только перевода на условно-человеческий. Опять процитирую Айзенберга: «Высказывание языка, а не высказывание с помощью языка». Больше – никакого техницизма как такового (что не отменяет разговора о качестве стиха, без которого мысли о «поэзии» и «непоэзии» часто рискуют превратиться во вкусовой произвол; разговор о стиховых элементах в отдельности может быть полезен на ученическом этапе, но не должен довлеть, когда речь идёт о состоявшемся авторе). Никакой гладкописи, убийственной для поэзии.
      Вообще, мне кажется, - не поэт тот, кто хоть раз не испытал мороз по коже от вторжения этого «неведомого», от возникающих в стихах совпадений иррационального толка. Именно это – один из критериев подлинности, а не яркие рифмы и не отсутствие стыков согласных, и уж точно не соответствие стандартным языковым нормам.

Read more...Collapse )

Profile

sumire_violette
Ия Кива / Ія Ківа
Website

Tags

Free counters!




Geo Visitors Map


Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars