Category: животные

***

я :говорит Марина: человек-беглец
ювенальное море стыда войны обвинений
наступающее на тело спящего города

я заяц танцующий на одной уцелевшей ноге
цирковой хороводный

слышишь как скрипят половицы времени
лапы брошенные мои
у самых корней крестятся невпопад

я :продолжает она/оно: человек-ад
ночь в глазах моих просверлила зрачок

я стою на весах мировых
и раскачиваю отчуждаемые свидетельства

акт насилия так давно начался
что у каждого действия поросль восстала

я :утверждает оно: воспаленная косточка
во рту пламенеющего винограда
плановая дефлорация желёз

я не знаю в лицо говорящего, но в этих пустотах
прежде водились животные со множеством языков
и ходили пешком под уродливым сияющим колпаком

и вот двери травы закрываются
навзничь плёнки света летят
я оказываюсь в животе бесконечной дороги

здесь под каждой границей блестит столовая ртуть
и предательски пахнет жженым сахаром дома
и свечою горит на снегу след мой простывший

Сергей Жадан

Наш учитель стоит перед нами,
на футбольном поле, после проигрыша.
На поле нашей славы,
на поле, с которого собран урожай нашего страха.

Стоит, как Царь Иерусалимский в рваных кроссовках,
и тихим голосом проповедует нам о птицах.

Чтобы поражение не сделало нас слабее,
пока пчелы кружат над открытыми ранами луны,
говорит о главном.
Рассказывает о птицах.

Велика мудрость птичьего клекота.
Горько птичье предназначение.
Размер крыла, словно стихотворный размер.
Оглашена высота утиной исповедью.
Прошито небо летящей ритмикой.

Венецианские торговцы чертят на старых картах,
к северу от Приазовья,
нерушимые границы птичьей державы.

Птица, защищающая воздушные врата.
Птица, в чьем влажном зрачке запекается луна.
Певчие птицы, чернорабочие перспективы,
страстные теноры нашего безголосья,
вы пели, когда загорались на границе сосны,
вы пели, когда мы врастали в этот ландшафт.
Вам отпевать погребаемых в сопках.
Вам свидетельствовать о закопанных в безымянной яме.

Обремененные заботами скворцы, словно апостолы,
сидят за столами, где разложены хлеб и вино,
читают псалтырь,
привезенную из Почаева,
вспоминают зиму, которая непременно вернется.

Сердце самой маленькой ласточки сильнее тумана.
Душа самой безнадежной птицы стоит нашей тревоги.
Пусть приходит зима.
Пусть возвращается.
Пусть хозяйничает на наших полях.

Смиренные,
идем за учителем вдоль бескрайнего поля.
Бредем в предвечерье.
Запомнив же, повторяем:

Чем больше птиц в небесах, тем меньше зла между нами.
Чем дольше гон уток, тем сладостнее их возвращение.

Бьется о твердь птичья душа.
Тянет, тянет к земле
птичье сердце.


с украинского перевела Ия Кива