Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Олег Коцарев

Дождь — это маленькое путешествие,
бодрые приготовления,
проверка билетов,
облака гонят быков по полю,
чёрное и белое охотно меняются местами.

Дождь — это маленькое путешествие,
где ближнее пространство сужается,
а дальнее без конца увеличивается,
это называют оптикой.

Как там должны катиться
капли по стёклам вагона?
Как языки становятся жабрами?
Как мокнут доски, живут, посмеиваются?

Дождь — это танец на пустой летней сцене,
на краешке обморока,
на краешке сухого круга,
пока молнии не подняли веки,
пока у вас с двадцатой попытки не выйдет
одновременно пустить на двух телефонах
«Лето» Вивальди.

Возвращаясь из этого путешествия,
уже в стене сухого воздуха,
снимая с волос веточку,
замираешь,
оглядываясь на тех,
кто возвращаться не стал.

с украинского перевела Ия Кива

***

в детстве — говорит алина —
(если бы не грудь, она смахивала бы на мальчишку)
я стеснялась раздеваться на пляже

столько неудачных операций
мне казалось, все они будут кричать:
посмотрите на эту уродку

мне казалось, все они
почуют запах этой болезни
отполируют её языками
прогрызут во мне куриных богов

будут кричать в них:
посмотрите на эту уродку
на это чёрствое мясо
на эту передвижную палатку ниток и ножниц

её муж говорит:
у тебя внизу живота социальная сеть
если ты засыпаешь, я рублю её горла
но одно из них каждый раз оживает

и кричит: посмотрите
я люблю тебя

Катерина Михалицына

пришла я к тебе, стена,
и к тебе говорить стану,
называть стану тебя не стеной плача,
а стеной сопротивления
слов оставшихся…

стою подле тебя и не ведаю,
кто же из нас на кого опирается,
кто живой, а кто – каменный,
и камень ли — всегда то, что о силе.
вижу гнезда травы, солнцу внимающие.
вижу ветку акации, зацелованную ветром
и муравьиную тропку
от земли до далеко-далеко за край неба,
который мама называла не иначе как
ключицей ангела,
косточкой нежности и тоски великой.
нынче же нет у меня матери
и нежности не осталось.
лишь тоска, как край неба –
бежать и не перебежать,
бежать и не перебежать,
бежать и не перебежать.
потому как я не мурашка.
я женщина с плакатом
одна на всю бесконечную улицу.

но пришла я к тебе, стена,
и к тебе говорить стану,
называть тебя стану не стеной плача,
а стеной сопротивления
слов оставшихся:
сын мой не террорист,
не террорист,
не террорист.

верните мне сына!

с украинского перевела Ия Кива

Олег Коцарев

STOGOV FAMILY

Как плохонькая армия
Гордится каждой своей пусть незначительной, но победой,
И даже некоторыми блестящими поражениями,
Так и слабая память радуется каждому воспоминанию,
Пускай и выдуманному наполовину.

Вот, например, не выходит из головы
Образ семьи Стоговых,
Stogov family,
Героев учебников,
По которым зубрила когда-то английский язык
Половина Советского Союза
И половина Союза Постсоветского.

Может быть, вы тоже помните?
Монохромные картинки, скромные цветы
На границе грядок поп-арта и экспрессионизма.
Родители — Виктор Николаевич и Вера Ивановна,
Похожие на серийных убийц или шпионов,
Дочка — то Лина, то Лена,
В юбке, обещающей вот-вот превратиться в мини,
Сын Борис с ударением на первый слог
И куча других родственников,
Включая дядюшку, farmer in the village.

Стоговы ездили к родственникам,
Путешествовали в магазины,
Демонстрировали нам свою квартиру,
С ними случались и прочие не менее интересные вещи,
И хотя картинки обрастали
Дорисованными школьниками
Писюнами и сиськами,
Как Великобритания плющом,
Сюжеты все ровно прочитывались и даже порождали
Множественные интерпретации.
Вот, скажем, где жили Стоговы —
В Москве или в Verkhovsk?

А еще Стоговы, кажется,
Ждали в гости
Семью британских пролетариев-коммунистов Смитов,
Хотели им показать
Москву и Мавзолей.
Если я ничего не путаю,
Раздвоившаяся нимфетка
Лина/Лена
Переписывалась по этому поводу с Мери Смит.

Часто в голове мелькает вопрос:
Что же сейчас происходит с семьей Стоговых?
Как они поживают? Что поделывают?

А когда не знаешь, кого бы спросить,
У литературы всегда найдется ответ.

Я знаю, чего вы все ждете,
Какие новости о Стоговых предвкушаете.
Да, конечно —
Вера Ивановна накачала губы,
Занялась туристическим бизнесом,
Виктор Михайлович спился,
И жена отправила его в village,
Чтобы не путался под ногами,
Лина/Лена окончательно раздвоилась,
Одна исследует переводы Джойса
И живет с аспирантом-таджиком,
Вторая на заработках в Эмиратах,
Борис с ударением на первый слог
Эмигрировал в Латвию,
Дядюшка-farmer сжег дом
Председателя сельсовета
И залег на дно где-то в тайге…

Или нет,
После первого выхода
На митинг «белых ленточек» всей семьей
Стоговых выгнали
Из Конторы,
А в 2014-ом
Они окончательно переметнулись во вражеский стан —
Сбежали в Киев к укропам,
Лина стала снайпером,
Лена — на заработках в Испании,
Борис с ударением на первый слог
Открыл хипстерское кафе,
Всем хорошо,
Только родители опасаются киллеров с севера.

Но этот стих не собирается
Подтверждать ваши домыслы,
И поэтому
В действительности
Стоговы все еще в Москве
Стоят возле Мавзолея
И ждут, когда же, наконец, приедут
Британские коммунисты Смиты,
Чтобы показать им Мавзолей, Кремль, Лубянку, Башню Федерации.
Но те все почему-то не едут.
Может быть, завербовались в Исламское государство и сгинули?
Может быть, уплыли в кругосветное путешествие?
Может быть, белым порошком отравились?

Не едут отчего-то Смиты.
Вы тоже можете написать об этом
Стишок.

с украинского перевела Ия Кива